21 сентября, 2020

Бальзам на душу хипстера

Чем отличаются оладьи от панкейков? Что носят в этом сезоне — мокасины или лоферы? Где купить органические продукты? В Риге все «в тренде» — ведь это хипстерская столица Европы.

Рижанка Катя Кова­ленко показывает на приземистые здания красного кирпича, стоящие друг за другом: «Когда-то здесь были склады грузового порта. Этот район на набережной Даугавы с XIV века служил для разгрузки судов, а во второй половине XIX столетия здесь построили вот эти тридцать пять красных амбаров. «Спикери» ведь в пе­реводе на русский и означает «амбары».

Катя в прошлом журналист, а в настоящем — основатель латвийского бренда дизайнер­ских аксессуаров SOYKA, ори­ентированного на молодых мод­ных интеллектуалов, тех, кого принято считать хипстерами. Она проводит для нас экскурсию по хипстерской столице Европы — именно таким титу­лом наградили Ригу эксперты авторитетного портала для путешественников SkyScanner.

Отправная точка путеше­ствия — квартал Спикери. В амбарах, давших ему назва­ние, когда-то хранили свой товар экспортеры рижского льна и пеньки. Одним из глав­ных был Кузьма Мухин — про его пеньковые канаты гово­рили, что ими можно поднять со дна Балтики любое судно. Нынешний дух района больше пришелся бы по нраву внучке купца, знаменитому скуль­птору Вере Мухиной. Торго­вую атмосферу сменила твор­ческая, в помещениях бывших складов обосновался центр современного искусства Kim?. У этой аббревиатуры есть два варианта расшифровки:   kas ir maksla? («что такое искус­ство?») и kas ir muzejs? («что такое музей?»). В Kim? выстав­ляются актуальные европей­ские художники, рядом с ним концертная площадка с джазом и камерной музыкой и извес­тный своими авангардными постановками независимый театр Dirty Deal. Все для тех, кто хочет «быть в тренде».

Собственно, и само понятие «хипстер» изначально возникло — в Америке 1940-х из жаргонного выражения to be hip («быть в теме») — как раз для обозначения тех, кто сле­дует трендам. Тогда это преиму­щественно означало слушать джаз и щегольски одеваться.

Современным хипстерам удается сочетать ценности сред­него класса с интересами богемы. Они слушают инди-рок и смотрят артхаусное кино, ходят на опенэйры (музыкаль­ные фестивали на свежем воз­духе), ценят уличную еду, пьют крафтовое пиво, много путе­шествуют. И в оба глаза следят за новыми веяниями во всех сферах жизни.

От Спикери рукой подать до крытого Центрального рынка — одного из старейших и крупнейших в Европе. До не­давних пор он не был отме­чен на хипстерской карте Риги, но сейчас на площади почти в шесть гектаров затеяли гран­диозную реконструкцию, после которой, как обещают, рынок станет центром притяжения креативного класса.

Асфальт уже заменяют брусчаткой, по периметру прокладывают вело­дорожки, а рядом с торговыми павильонами хотят обустро­ить площадки для культурных мероприятий. Пока Централь­ный меняет облик, популярно­стью богемы пользуется гораздо более камерный Калцниемский рынок в одноименном квар­тале района Пардаугава. Одна из концепций хипстерской идеологии — экологичность потребления, и в нее как нельзя лучше вписывается покупка фермерских продуктов и под­держка малого бизнеса. Сезон­ные овощи и ягоды, крафтовый сидр, свежеиспеченный хлеб, молоко, сыр, творог, мясо, коп­ченые угри и миноги с рыноч­ных прилавков расходятся у хипстеров на ура.

«Самое экологичное — это вообще не покупать новых вещей», — со знанием дела говорит мне Иван, стоящий за прилавком на блошином рынке Латгалите. Расположенный у Центрального вокзала Латгальчик, как ласково называют его русскоязычные рижане, — ветеран винтажного движе­ния: ему уже больше тридцати лет. В последнее время здесь все чаще можно встретить богем­ную молодежь в поисках пред­метов интерьера, одежды, быто­вых приборов, редких книг и грампластинок эпохи 1970-х и 1980-х.

«Не макароны, а макаруны». — «Да нет же, мака- руны — это кокосовые, а это как раз макароны, как те мака­роны, которые паста. И ничего смешного!» За столиком в кафе arbOOz спорят об ассортименте парень и девушка лет двадцати. У модной молодежи заведение известного в Риге кондитера Карины Красовицкой проходит по разряду «обязательных для посещения». Вместо баналь­ных десертов в меню здесь деся­ток видов тех самых макаронов, капкейки и торты с кремю (эта начинка — нечто среднее между кремом и муссом).

Выпив в arbOOz по чашке капучино, можно отправляться на улицу Мира — средоточие хипстеров в городе хипстеров. Кажется, что кроме них здесь больше вообще никого нет. В кафе Miera — выпечка для веганов, рядом чайная лавка ILLUSEUM, кофейня Rocket Bean Roastery и богем­ное DAD Cafe, где играют джаз. По соседству открыты ателье экоодежды, велоси­педная мастерская, студия керамики и парикмахерская Melnais Knabis (в переводе — «Черный клюв»), в которой работает пункт книгообмена: клиенты могут оставить здесь прочитанную книгу и взять взамен новую.

Ее владелец Влад Савельев собирает латвийскую живо­пись и проводит в своем заведении поэтические чтения. Такое соединение пристального вни­мания к внешним атрибутам (стригут в «Черном клюве» по последней моде) и к куль­туре идеально отражает суть хипстерства, говорят завсегда­таи Melnais Knabis, которым не нравится, когда их упрекают в чрезмерном интересе к форме в ущерб содержанию.

Впрочем, компактными зонами хипстерское про­странство не ограничивается. Модные заведения разбро­саны по всему городу. Кафе МИТ, куда можно заезжать на велосипеде, аюрведическое заведение Rama, интеллек­туальный бар Chomsky, мод­ные марки NARCISS, NOLO и Paviljons, — эти названия на слуху не только у рижан. Их знают туристы из России и Европы. И если раньше они приезжали погулять по старой Риге, то сегодня все чаще едут посмотреть на Ригу новую — «задающую тренды».

Добавить комментарий